A+ R A-

Директор академии «Милана»: «Не только дети, но и кое-кто из родителей не знали о политике Гитлера»

1Филиппо Галли никогда не был звездой, но всегда находился в окружении звезд. За тринадцать сезонов в составе «Милана» его партнерами побывали ван Бастен и Гуллит, Барези и Костакурта, Райкаард и Тассотти, Мальдини и Веа. Ну и, конечно, Сакки с Капелло. В этой компании скромный Филиппо разделил славу великого «Милана» первой половины 90-х – команды, на отрезке в шесть лет взявшей два Кубка и одну Лигу чемпионов и еще пару раз добравшейся до ее финала. Он закончил карьеру в 2004-м, некоторое время после этого отработал в тренерском штабе «Милана», а теперь, вот уже седьмой год, заведует его Академией. В этом качестве в самом начале ноября 2016 года Филиппо встретился с участниками зарубежной стажировки, организованной RMA для студентов факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» и партнеров бизнес-школы.

 

1988 год. защитник «Милана» Филиппо Галли (справа) с Руудом Гуллитом и Паоло Мальдини

- Для непосвященного человека все футбольные Академии — на одно лицо. Везде учат играть в футбол, везде все примерно одинаково. Можете вы перечислить какие-то особенности, которые Академию «Милана» отличают от многих других? 

– Я думаю, нам в значительно большей степени, чем многим коллегам, присущ коллективизм в работе. Мы его, можно даже сказать, насаждаем. К примеру, мы практикуем такую вещь, как общие собрания тренеров, на которых проводится анализ матчей, сыгранных какой-то одной командой Академии. Сегодня — одной, завтра — другой, послезавтра — третьей. То есть, вы понимаете, играет одна команда, а смотрят видео матча и обсуждают его все тренеры, какие только у нас есть. 

Это, кстати говоря, не всегда так было, и это довольно трудно приживалось. Поначалу многие этим были недовольны, кое-кто высказывался в том духе, что почему это, дескать, меня нужно всем составом обсуждать, чем это я такой особенный? Года два прошло, прежде чем, наконец, все осознали, что обижаться, ревновать тут нечего, что это не тебя все обсуждают и даже не столько твою команду, сколько общее дело, и выводы, которые из этого обсуждения делаются, в работе могут не только тебе пригодится, но и всем остальным тоже. 

То же самое касается новых упражнений, новых тренировочных методик. Допустим, кто-то из тренеров что-то такое изобрел и предлагает. Тогда все остальные тренеры должны в тренировке по этой методике поучаствовать в качестве игроков — только после этого, опять — таки все вместе, мы решаем, годится она для нашей Академии или нет. 

- Когда вы отсматриваете совсем юных игроков, на какие качества внимание обращаете прежде всего? И какой стиль игры прививаете своим командам? 

– Когда речь идет о совсем маленьких детях, нужно прежде всего смотреть на то, что потом будет называться техникой, на то, насколько они органичны в обращении с мячом. Вот просто первое касание увидел — и уже можно многое понять. И второе — очень важно, чтобы ребенок любил футбол, чтобы он хотел, рвался в него играть, чтобы игра была ему в радость.   

Что касается стиля игры, то мы стремимся сочетать эффективность с внешней эффектностью. Все базируется на контроле мяча, это основа основ. Мяч должен быть у нас, если мы его потеряли, мы должны вернуть его в течении 5-6 секунд. Игра строится от защиты, но — вратарь должен хорошо играть ногами, центральные защитники должны уметь отдать хороший первый пас, должны быстро начинать атаку. Крайние защитники играют на всю длину поля, от лицевой до лицевой. Игроки группы атаки не боятся брать игру на себя, идти в обыгрыш. Высокий прессинг, скорость, страсть, отвага. Вот такую игру мы стараемся ставить. 

- Каков штат вашей Академии и во сколько обходится ее годовое содержание?

 

Презентация Филиппо Галли для участников стажировки, организованной бизнес-школой RMA. Слайд, дающий представление о составе и численности штата Академии «Милана»

– В молодежной системе «Милана» сейчас тренируются и играют 14 команд в возрастных категориях от 8 до 20 лет, в том числе три команды девочек. Штатных сотрудников в Академии чуть более ста, включая сюда и тренеров, и специалистов по физподготовке, и медицинский персонал, и технический, и педагогический, и скаутов, которых у нас 17 человек, словом — всех. Что касается расходов на содержание Академии, то они составляют примерно 6-7 миллионов евро в год.  

- В командах вашей Академии много иностранцев? 

– Сейчас их нет. Некоторое время назад мы отказались от зарубежного скаутинга. Так что на данный момент у нас тренируются и играют только уроженцы Италии. Больше того, в команды до 14 лет мы не можем брать игроков из других регионов Италии, только из Ломбардии — это связано с тем, что занятия в Академии «Милана» для них связаны с необходимостью переезда, а детей до 14 лет закон разлучать с семьей запрещает. Не местных игроков мы можем брать только после достижении ими этого возраста, они приезжают сюда и живут здесь на полном обеспечении. 

- Чем вызван отказ от иностранцев? 

– Это было решение руководства. Когда оно принималось, много говорилось о том, что для клуба важна местная идентичность, привязанность к своему региону, к своим корням. И это безусловно так, но, с другой стороны, для команд Академии этот отказ безусловно является проблемой. Получается, что мы сами сужаем себе выбор, поле для поиска перспективных игроков, сами снижаем градус конкуренции. Если кто-то из местных в той или иной команде, на той иной позиции у нас не тянет, перестает прогрессировать, мы оказываемся в сложном положении. При том, что конкуренты как работали на зарубежных рынках, так и продолжают работать. «Интер» берет иностранцев, «Рома» берет, даже «Аталанта» и «Кьево» берут, так что, думаю, и нам к этой практике пора возвращаться. 

- Что вы считаете главной за последнее время удачей ваших скаутов? Может быть, переход в «Милан» 14-летнего на тот момент Доннаруммы? 

– Знаете, мы, конечно, в Академии с ним поработали, отточили, если можно так выразиться, его стиль, его мастерство. Но вообще-то Доннарумма был с самого раннего возраста настолько талантлив, настолько ярок, что не заметить его, это надо было быть абсолютно слепым. Его очень многие хотели, так что нам пришлось за него пободаться. Нам повезло, что еще до него в системе «Милана» занимался его старший брат, поэтому родители знали наши условия, наши требования, они были нами довольны, и в переходе младшего брата этот фактор сыграл очень значительную роль, может быть, даже определяющую.

 

- Из системы «Милана» вышел Хенти, который сейчас играет за «Локомотив»... 

– Да, я слышал у него там вроде бы неплохо идут дела. Действительно так? 

- На самом деле, неважно. Бежит быстро, а забить не может... 

– Да, это в общем неудивительно. Проблема Хенти в том, что футбол — это игра с мячом. И еще с партнерами. На первый взгляд, в ней нет ничего сложного. Всего-то и нужно, что вовремя закрывать зоны, куда может ворваться соперник, и стараться освобождать те, куда можно отдать перспективный пас своему. Все вроде просто, но для таких, как Хенти, футбол непрост. У него хорошие данные, в том числе, как вы правильно заметили, скорость, но нет главного — понимания игры, ее сути. 

Вот, например, у Шевченко это понимание было абсолютным, и все остальное — техника, скорость, на него удачно накладывалось, служило как бы функцией, обслуживающей это главное качество большого игрока. А у Хенти все наоборот, и поэтому, если честно, я не очень верю в то, что он сможет заиграть на действительно высоком уровне. 

- А что вы скажете о Хашиме Мастуре? Ему столько авансов было выписано в свое время... 

– Я скажу, что история с Мастуром — это одна из наших очень больших ошибок. Его так превозносили, его так пиарили в прессе, в соцсетях! Агенты продавили для него большой контракт в 16 лет, они фактически требовали его включения в главную команду, и мы на это повелись, о чем сейчас можем только сожалеть. 

Дело в том, что он оказался к этому элементарно не готов, он в очень юном возрасте искусственным путем получил то, чего реально не заслуживал, его проталкивали, вместо того, чтобы дать ему расти постепенно, естественно. И в итоге сейчас мы имеем игрока, который вроде бы талантлив, но это талант не футбольный. Это скорее талант жонглера, в нем нет того, о чем я уже говорил — нет глубокого понимания игры, нет готовности работать на команду.

 

Сейчас он в аренде в Голландии, но и там не играет, что в общем подтверждает правильность мною сказанного, и я думаю, что могут потребоваться еще годы работы для того, чтобы он по настоящему себя проявил. 

- Вопрос относительно того, как вы воспитываете ваших игроков — не в футбольном, а в бытовом, в общечеловеческом плане. Пытаетесь ли вы оградить их от опасных соблазнов, вообще от вещей, отвлекающих от собственно футбола? «Манчестер Сити», к примеру, с целью укрепления дисциплины недавно запретил в своей Академии цветные бутсы. А у вас существуют какие-то ограничения по дресс-коду, по внешнему виду, по татуировкам, по пользованию всевозможными гаджетами? 

– Я прежде всего хочу сказать, что мы уделяем воспитанию наших игроков очень серьезное внимание. Воспитанию и обычному, нефутбольному образованию. Мы отдаем себе отчет в том, что далеко не все они станут профессиональными футболистами, а значит, они должны быть готовы к тому, чтобы зарабатывать свой хлеб каким-то другим способом, какой-то другой профессией. То есть я хочу сказать, что все наши парни учатся в обычной общеобразовательной школе, и мы очень пристально следим за тем, чтобы ни у одного из них не было проблем с успеваемостью. Если проблемы возникают, они занимаются дополнительно. Если проблемы носят серьезный характер, мы отстраняем футболистов от тренировок и игр, и они не возвращаются к ним до тех пор, пока ситуация не будет исправлена. 

Это первое. Второе — относительно различных ограничений. Само собой, они есть. Например, на территории тренировочной базы игрокам запрещено пользоваться мобильными телефонами и другими гаджетами. Что касается чего-то другого... Знаете, какое-то время назад, года четыре, мы этим увлекались. Запретили, например, прически-ирокезы, вернее не запретили полностью, а установили, что они не могут быть очень высокими, сантиметра 3-4, а больше нельзя... Еще запрещали серьги... Но потом мы от этого отошли, и сейчас обязательных требований такого рода к молодым игрокам у нас совсем немного: кроме уже упомянутого запрета на гаджеты, мы неукоснительно требуем только того, чтобы на все тренировки, где предусмотрены групповые упражнения с мячом, они выходили в щитках. Вот и все, пожалуй, больше никаких четко прописанных запретов. 

 

Дело в том, что в какой-то момент мы поняли, что просто жестко что-то запретить— это не самый верный путь. Таким способом, я считаю, ничего добиться нельзя. Нужно говорить с людьми, нужно разъяснять им, как то или иное поведение, тот или иной поступок, пристрастие, привычка могут повлиять на них самих, на окружающих. Надо, чтобы к необходимости в чем-то ради дела себя ограничивать, в необходимости вести себя так, а не иначе, они приходили сами, приходили осознанно, а не из-под палки, тогда это будет иметь гораздо более глубокое действие, гораздо более глубокий смысл. 

- Вы можете привести конкретные примеры такой разъяснительной работы? 

– Да, относительно недавно у нас был случай. Один наш игрок создал в WhatsApp группу, которая занималась травлей другого нашего игрока. Там, чего уж греха таить, речь шла в том числе и об оскорблениях на расовой почве, и даже в связи с этим упоминался Гитлер. Когда мы об этом узнали, мы решили провести такое экстренное собрание, в котором участвовали все воспитанники, которые так или иначе в этом инциденте были замешаны, а также, в обязательном порядке, их родители. Причем родителям пришлось ради этого собрания отпрашиваться с работы, а игроки в этот день пропустили тренировку. 

И вот, когда они собрались все вместе, мы не стали никого особенно ругать, отчитывать, и так далее, а просто подробно рассказали о том, кто такой был Гитлер, в чем заключалась его политика и к чему она в итоге привела. Я думаю, многие из них, не только дети, но и кое-кто из родителей, об этом просто не знали. И еще я думаю, что мы тогда поступили правильно, и это принесло именно тот эффект, которого мы и добивались.

Филиппо Галли c участниками стажировки Football Business Of North Italy & Southern France, организованной RMA для студентов факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» и партнеров бизнес-школы 

Нужно помнить, что многие плохие поступки в этой жизни совершаются и многие плохие слова говорятся исключительно от невежества. Запретить его мы не можем, но сделать так, чтобы его стало меньше, вполне в наших силах. 

Переобородувание микроавтобусов